?

Log in

No account? Create an account

НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЕ - 3

Первая часть - тут
Вторая часть - тут

Процесс идентификации подразделяется на фазы, этапы.

В ПЕРВОЙ фазе происходит классификация человеческих групп на "мы" и "они". По мнению антропологов, зачатки деления "свой" - "чужой" относятся к ранним, базовым структурам культуры. Однако с самого же начала существовала и тенденция к преодолению замкнутости группы. Как заметил К. Леви-Стросс, уже в первобытной культуре тотемистические классификации указывают на стремление разорвать замкнутость групп и развить понятие, по смыслу приближающееся к понятию "человечества без границ".

ВО ВТОРОЙ фазе процесса идентификации идет работа по "формированию образов" - этническим общностям приписываются определенные культурные и другие характеристики. Целостный образ того или иного этноса - сложная система. Некоторые наглядные элементы этой системы входят в обиход как этнические маркеры, стереотипные, привычные черты образа.

Для "узнавания" своего этноса нужно его соотнесение с другим, то есть необходимо наличие в зоне видимости других этносов, не похожих на свой. "Непохожесть", возможность распознавания обеспечивают так называемые этнические маркеры. Они определяют социальное поведение людей, обусловленное отношениями "этноносителей". Различение людей по этническим признакам, с которыми сцеплены главные этнические ценности, устанавливает этнические границы. Говорится, что этнос существует благодаря этнической идентичности членов группы, основой которой являются этнические границы.

Этническими маркерами могут быть внешние антропологические характеристики или наследственные физиологические особенности организма (например, недостаток в крови фермента, окисляющего спирт, из-за чего человек быстро пьянеет). Еще более сложными маркерами могут служить этнические психозы, присущие лишь определенным общностям (например, шизофрения у европейцев).

Как замечают этнологи, маркер может не иметь никакой "культурной ценности", он всего лишь позволяет быстро и просто различить "своих" и "чужих".

Этнос является носителем культурных традиций, которые выработались за долгий период адаптации к природной и социальной среде. В нем сложились и социальные механизмы поддержания этих традиций и их передачи новым поколениям. Сохраняются и этнические маркеры, служащие для быстрого обозначения этнических границ.

По сравнению с другими большими социальными общностями (классами, "стратами", сословиями) этнос является самой устойчивой группой. Это происходит потому, что передача культурных традиций в свою очередь скрепляет этнос. Этот процесс не позволяет ему рассыпаться на индивидов, он сплачивает их в более мелкие общности и порождает множественные связи между ними, так что образуются даже профессиональные категории, выполняющие функцию сохранения и передачи традиций и одновременно этнической идентичности (например, духовенство, учительство).

Есть люди, увлеченные изобретением маркеров. В движении русских националистов РНЕ был человек, который уверял, что может определять евреев среди ведущих на радио. Главными признаками для него служило употребление слова "отнюдь" и почему-то словосочетание "Боже ж мой".

Критерии для проведения этнических границ и применяемые при этом маркеры различны в разных культурах, да и сами границы не являются неподвижными. Например, чернокожие граждане США, поселившиеся в Америке вместе с первыми европейскими иммигрантами и уже четыре века говорящие на английском языке, официально считаются отдельной этнической группой, и эта их идентичность сохраняется. Считается, что первопричиной ее возникновения была социальная граница между рабами и господами. Черный цвет кожи стал восприниматься как маркер, обладающий отрицательным смыслом - как клеймо ( stigma) на человеке с низким социальным статусом. Напротив, в Бразилии чернокожие не считаются этнической группой, и цвет кожи не учитывается в официальных документах (например, в переписях населения).

(С. Г. Кара-Мурза, "Демонтаж народа")

Продолжение следует...

НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЕ - 2

Первая часть - тут

Обособление, приобретающее характер этнического, происходит и в лоне одного и того же народа при его социальном разделении. Например, в период упадка феодализма сословия дворян и крестьян начинают относиться друг к другу как к иным народам. Этого не было в раннем феодализме, когда оба сословия жили в лоне одной культуры и еще не произошло разрыва образов жизни.

Д.С. Лихачев так описывал общность социального порядка древнерусского общества, несмотря на уже сложившуюся сословную иерархию: "Предполагается единый быт всех слоев общества, единый круг чтения для всех, единое законодательство - как и единая денежная система. У одних побогаче, у других победнее, но в целом одинаковая. "Домострой" предлагает общие нормы семейной жизни для всех классов и сословий. Различие, которое допускается,- только в числе, количестве, богатстве. Двор одинаковый у крестьянина, купца, боярина - никаких отличий по существу. Все хозяйство ведется одинаково".

Но в послепетровский период произошло не только укрепление системы крепостного права, но и вестернизация дворянского сословия. Сословные различия стали принимать многие черты этнических. А.С. Грибоедов писал: "Если бы каким-нибудь случаем сюда занесен был иностранец, который бы не знал русской истории за целое столетие, он, конечно, заключил бы из резкой противоположности нравов, что у нас господа и крестьяне происходят от двух различных племен, которые еще не успели перемешаться обычаями и нравами" .

Этнизация социальных групп происходит и сверху, и снизу. Историк, исследователь трудов М. Вебера А. Кустарев пишет: "Беднота способна быть этнически партикулярной (то есть отличаться от других этнически) и так бывает, на самом деле, очень часто. Менее очевидно, но более интересно то, что длительное совместное проживание в условиях бедности порождает тенденцию к самоидентификации, весьма близкой к этнической (вспомним еще раз замечание Вебера об относительности различий между социальной и этнической общностью). Изоляция вследствие бедности - один из механизмов зарождения партикулярности, которая в любой момент может быть объявлена этнической".

Разделение по доходам (а значит, и по образу жизни) - не единственное основание для этнизации социальных групп. В России уже много веков возникли и существуют особые социальные и культурные общности - казаки. Основную массу их составляли бежавшие от крепостного права русские крестьяне. Но в целом этнический состав казаков был очень пестрым, казаческая военно-крестьянская община была своеобразным "плавильным тиглем", и казаки по многим признакам представляли этнические общности.

Вот красноречивый пример. В 1723 г. была проведена перепись Уральского казачьего войска. В него входили казаки с Дона, с Кавказа и из Запорожья, астраханские, ногайские и крымские татары, башкиры, калмыки, мордва, поляки, туркмены, черкесы, чуваши, шведы и др. В войске было установлено двуязычие (на равных правах использовались русский и башкирский языки). В 1798 г. башкир официально перевели в военно-казачье сословие, было образовано 11 башкирских кантонов (и 2 кантона уральских казаков). Эта система существовала до 1865 г., потом была ликвидирована вместе с военно-сословными привилегиями башкир.

А. Кустарев пишет: "В принципе любая компактная группа может найти основания для того, чтобы объявить себя "этнической". Например, южнорусские казаки считают себя этнической группой, и никакие ухищрения теоретизирующих этнографов не дадут достаточных оснований утверждать, что это не так". Действительно, приобретение статуса народа, дающего совершенно иные права и возможности в национальном государстве при утвержденном праве наций на самоопределение, является вопросом политическим, то есть решается исходя из баланса сил, а не "результатов экспертного заключения лингвистов и этнологов".

Реально сейчас, когда развален Советский Союз и зашаталось национальное государство Российской Федерации, в среде бывших казаков возникло движение, направленное на получение политических и экономических выгод - оно требует признать казаков народом (более того, "репрессированным народом"). И требование это вовсе не абсурдно, хотя и разрушительно для большого народа в целом.

Этот вывод Вебер формулирует в очень жесткой форме - любая коллективная общность людей может приобрести черты этнической. А. Кустарев напоминает: "Любая социальная группа, как настаивал уже Макс Вебер, в пределе - этническая группа. Все, в конечном счете, зависит от того, насколько она (или, как часто уточняют, ее "элита") сознает и культивирует свою партикулярность, какое придает ей значение и в какой мере учитывает свою партикулярность в отношениях с другими (чужими) группами. Естественно, что в этнополитическом дискурсе появляется понятие micronation".

Самой наглядной иллюстрацией того разрушительного потенциала, которым обладает процесс "размножения" микронаций для большой нации, стал порочный круг, в который попали США, введя в политическую практику принцип мультикультурализма. Он означает, что любая общность, обладающая культурными особенностями и признаками этничности, обладает правом на культурную автономию от целого, от "большой" культуры. В прошлом возможность меньшинств следовать своим особым традициям, которые противоречат общим устоям, становились предметом договоренностей (часто негласных), а не предметом права.

Мультикультурализм, возведенный в ранг государственной политики США, стимулировал этнизацию всяких вообще меньшинств (включая, например, гомосексуалистов). Теперь они, получив, как особая микронация, право на самоопределение, становятся и политической силой. Общие культурные устои низводятся на уровень частных. Разрушительный потенциал мультикультуризма для больших наций и народов поистине огромен, ибо ведёт к распаду большой страны на множество грызущих друг друга мелких деревень.

Либеральный философ Дж. Грей пишет: "Требование сторонников мультикультурализма предоставить культурным меньшинствам, как бы они ни определялись, права и привилегии, отвергающие культуру большинства, по сути дела упраздняет саму идею общей культуры. Эта тенденция, следовательно, усиливает рационалистическую иллюзию Просвещения и радикального либерализма, воплощенную в большинстве современных североамериканских практик... а именно иллюзию, что преданность общим устоям может существовать благодаря признанию абстрактных принципов без опоры на общую культуру. Сама идея общей культуры начала рассматриваться как символ угнетения".

За благополучный период советской жизни мы забыли об особом проявлении кризиса, которое наблюдалось на нашей территории и с которым столкнулась советская власть в 20-е годы. Речь идет о таком трайбализме, при котором возникали новые "сборные" народы, которые собирались в общности с архаическим укладом хозяйства - чтобы сообща выжить в условиях бедствия.

"Трайбализм обездоленных" приобретает в западных городах и радикальные формы. Те меньшинства, которые чувствуют себя угнетенными в национальных государствах "первого мира", при ослаблении этого государства организуются для борьбы с ним под знаменем "нового трайбализма". Совершенно необычные этнические формы приобрела, например, во Франции социальная группа детей иммигрантов из Северной Африки. Темнокожие подростки, которые жгли автомобили в предместьях Парижа, вовсе не были движимы оскорбленными чувствами араба или мусульманина. Нет у них ни религиозной, ни классовой мотивации. О себе заявила новая микронация, которая желает жить во Франции, но жить, не признавая устоев общей культуры.

Города, превратившиеся для этих юношей и подростков в гетто, из которого нет нормального выхода в большой мир, сформировали из них что-то вроде особого племени, не имеющего ни национальной, ни классовой принадлежности. Это "интернациональное" племя враждебно окружающей их цивилизации и презирает своих отцов, которые трудятся на эту цивилизацию и пытаются в нее встроиться. У этого племени нет ни программы, ни конкретного противника, ни даже связных требований. То, что они делают, на Западе уже десять лет назад предсказали как "молекулярную гражданскую войну" - войну без фронта и без цели, войну как месть обществу, отбросившему часть населения как обузу. Десять лет назад эта война прогнозировалась как типично социальная, но теперь видно, что она приобрела черты войны этнической.

(С. Г. Кара-Мурза, "Демонтаж народа")

Продолжение следует...

РЕВОЛЮЦИОННОЕ

Неважно, под какими лозунгами будет сделана революция - важно, кто придет к власти. А "властью" США признают только того, кто угоден самим США.

НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЕ - 1

Греческое слово "этнос" в древности означало любую совокупность одинаковых живых существ (такую, как стадо, стая и пр.). Позже оно стало использоваться и для обозначения "иных" - людей, говорящих на непонятных языках (в смысле, близком к слову "варвары"). В дальнейшем слово "этнический" употребляется, когда речь идет о не-иудеях и не-христианах. В церковном языке оно означало язычество и языческие суеверия. В западное европейское богословие слово "этнический" в этом смысле вошло в 1375 г. Позже оно проникло в светский язык и стало использоваться для обозначения культур, непохожих на европейские.

В конце 19 века этническими называли любые сообщества людей, непохожих на "цивилизованных". Любую самобытную культуру называли этнической (как иронизируют этнологи, "своя культура этнической быть не могла"). Например, в США этническими назывались индейские сообщества, потом социологи стали называть так группы иммигрантов ("этнические поляки" и пр.), а во второй половине 20 века "этничность обрели практически все".

Придерживаясь различных и даже взаимоисключающих представлений о происхождении этничности, большинство ученых, однако, признает, что общность людей, сложившаяся как этнос, есть присущая человеческой истории форма жизни, подобно тому как животному миру присуща форма биологического вида. Из этого следует, что даже если этническую общность понимать как общность культурных признаков, развитие человеческой культуры происходило не путем ее равномерной беспорядочной "диффузии" по территории Земли, а в виде культурных сгустков, создателями и носителями которых и были сплоченные общности - этносы. Между ними происходило непрерывное общение, обмен культурными элементами, но при этом сохранялась система, культурная целостность, отличная от иных целостностей. В развитии культуры человечество шло не цепью и не толпой, а организованными "отрядами" - этносами.

Даже и в 20 веке на земле остаются уголки, где этничность "навязывается" людям извне, сами они в этих категориях о себе не думают. В Новой Гвинее до начала массовых антропологических и этнографических исследований группы туземного населения, как правило, не имели даже самоназваний. Похожая ситуация была в Австралии. Границы так называемых "племен" отличались условностью, самосознание их членов было выражено весьма слабо. До тех пор, пока не появились антропологи и туристы, "племена" часто не имели названия. В Африке названия присваивали колониальные администрации, произвольно причислявшие к тому или иному "этнониму" различные группы населения. В частности, термин "йоруба", будучи колониальным изобретением 19 века, долгое время был "не более чем китайской грамотой" для тех, кого им называли.

Совсем недавно категория национальности была неизвестна и просто недоступна для понимания жителям некоторых областей даже Европы. Во время первой переписи 1921 г. в восточных районах Польши, вышедшей из состава Российской империи, крестьяне на вопрос о национальности часто отвечали: "тутейшие" (местные). На вопрос о родном языке они отвечали: "говорим попросту" (то есть говорим как простые люди, не как паны). В быту они делили себя на людей "с польской верой" (католиков) и людей "с русской верой" (православных). Сегодня этих крестьян однозначно зачислили бы в белорусы (в соответствии с их разговорным языком), но сами они свое отличие от господ (поляков-католиков) мыслили как социальное и религиозное, а не этническое или национальное.

Директор Института антропологии и этнографии РАН В.А. Тишков писал в 1990 г.: "В нашей стране вплоть до первых десятилетий 20 в., а отчасти и по сегодняшний день, этническое самосознание было и остается на массовом уровне довольно зыбким. Даже, например, у крупных народов Средней Азии и Казахстана, которые квалифицируются по нашей иерархии этнических образований как "социалистические нации", еще в 20-е годы преобладали в самосознании и самоназвании локальные или родоплеменные названия. Среди узбеко-язычного и таджико-язычного населения среднеазиатских оазисов, а также Южного Казахстана употреблялись этнонимы: таджик (как коренное оседлое население оазисов независимо от языка), сарт, тат, чагатай. Они перекрывались локальными наименованиями: бухарец, ташкентец, самарканди, пухори (имелись в виду не только данный город, но и его округа). Даже во время двух последних переписей (1979 и 1989 гг.) некоторые группы в составе узбеков называли себя "тюрк", в связи с чем в Фергане, например, под одним названием оказались два совершенно разных народа - этнографическая группа узбеков и турки-месхетинцы.

Многие народы или даже родоплеменные группы, в представлениях и лексиконе которых не было не только самого понятия "нация", но даже иногда и ее названия (азербайджанцы, например, назывались до этого "тюрками"), не только действительно совершили разительные перемены в своем развитии, но и быстро овладели самой идеей нации, включив в нее значительные мифотворческие, сконструированные начала".

В Новое время, когда наука в европейских странах стала активно формировать общественное сознание, возникновение слова, обозначающего явление, становилось пусковым событием для того, чтобы этим явлением занялась наука. Этничность (национальность) стала предметом научных и философских изысканий. То, что существовало неявно, как "вещь в себе", приобретает активность и создается, как было "создано" наукой и научной технологией электричество.

Взять, например, такую сторону вопроса, как этническая идентичность. Ясно, что само явление этничности возникает (или выявляется) лишь тогда, когда люди идентифицируют себя как принадлежащие к какому-то конкретному этносу и отличают себя от иных этносов. Выше мы видели, что в некоторых исторических условиях у людей и не возникает такой потребности. В совокупности их жизненных процессов процесс этнической идентификации отсутствует (или, как говорят, в "идентификационном пространстве личности" занимает незначительное место). Значит, этничности как статическому, более или менее устойчивому свойству человеческой общности соответствует процесс этнической идентификации. Статика и динамика этничности взаимосвязаны.

Часто национальная идентификация "включается" политическими событиями, а через какое-то время другие события ее тормозят или даже "отключают". На наших глазах менялись условия, и в некоторых общностях процесс их идентификации ослабевал или усиливался - одни и те же люди то называли себя русскими, то вдруг оказывались прирожденными евреями или находили и выпячивали свои немецкие корни.

(С. Г. Кара-Мурза, "Демонтаж народа")

Продолжение следует...
Социально-адаптированный человек в России - не тот, у кого есть работа, а тот, кому всё похуй.
Набрёл в дебрях тырнета на постик:

http://tyrrel-hanna.livejournal.com/336073.html

Совет для тех, кто ищет себе самого лучшего сотрудника
Приехал наш японец, наорал на всех, что мы не умеем персонал подбирать, я ему нужен самый лучший в мире инженер, а не те кретины, которых ему приходится отсеивать по скайпу.
Достаю ему пачку резюме, прошу выбрать самых лучших кандидатов с его точки зрения. Выбирает пять штук, всех приглашаем на собеседование face to face. Все пятеро - женщины, в возрасте от 25 до 55. Выбрал себе на работу именно ее, самую старшую: огромный опыт работы, с ней будет надежно, глупого риска можно не боятся, у нее четверо сыновей, значит, сумеет построить рабочих.
В чем фокус? В пачке, которую я ему подсунула, были только заглавные буквы имени и фамилии, перечисление регалий и опыт работы. Никаких фотографий, выяснения пола, возраста и семейного положения. Тебе нужен был самый лучший в мире инженер? Ты его получил.

А дальше - самый цЫмес. HR жжОт!
Переписка:
-------------------
judge_dredd_80
Я совершенно ничего не понял.
Начальник взял на работу мадам 55 с 4 детьми.
И что?!
-
tyrrel_hanna
Что, длинныйтекстнеасилил?
-
judge_dredd_80
Я ниасилил его, несомненно, глубочайший смысл.
Начальник взял на работу мадам 55 с 4 детьми - и что? Он вполне разумно сие решение мотивировал. Насколько он окажется прав - время покажет, но рассуждения были вполне рациональны.
Вы подсунули ему несколько резюме - и что?
Я никак не пойму - в чём тут фокус, упомянутый вами? В том, что вы подсунули начальнику несколько резюме?
И......?
-
tyrrel_hanna
Даже не знаю, чем вам помочь. Отправить вам ссылку на Букварь? Все буквы выучите наконец-то, читать научитесь.
-
judge_dredd_80
Что вы напейсали - то я и прочитал.
Чего такого фокусного в приеме на работу мадам 55 с 4 детьми - я не пойму, хоть убей...
-
tyrrel_hanna
К сожалению, глупость медикаментозно не лечится. Обратитесь к психиатру.
-
judge_dredd_80
Хм...
Возможно, фокус в этом:
"В пачке, которую я ему подсунула, были только заглавные буквы имени и фамилии, перечисление регалий и опыт работы. "
Ну и...? Регалии, опыт работы, 55 лет и 4 детей.
Что вас не устраивает в таком сотруднике?
-
tyrrel_hanna
Боже, какой дурак!
-
judge_dredd_80
Почему вы думаете, что такой сотрудник - дурак?!
-
tyrrel_hanna
Нет, ты - дурак. Читаешь текст, а нифига не понимаешь. Как с Эстонией. Просто тупой кретин. Мой муж называет таких дронкодер. Это настолько тупые кодеры, что сами не могут разобраться в техзадании, поэтому к ним приставлен специальный человек, чтоб на пальцах и с помощью азбуки разжевать, объяснить и заставить сделать то, что приказано.
-
judge_dredd_80
Ну так вы разжуйте великий смысл "фокуса", описанного в посте!
В чём тут соль?
-
tyrrel_hanna
Попробуй использовать не мозги, а задницу. Может быть, она у тебя более умная.
-
judge_dredd_80
Скучно.
За сим откланиваюсь.
-
tyrrel_hanna
Прослезилась от умиления: говно решило вернуться обратно в задницу, откуда вылезло.
-------------------
НАРОД!!!
Я так и не понял, В ЧЁМ ТУТ СОЛЬ?!?!

СОЦИОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ

Приехал паренёк в большой город, устроился на завод. На заводе Старшой посредством трёх-четырёх похабных анекдотов объяснил, что "гениальный учитель и вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин" - притырок. А в мавзолее лежит кукла пластмассовая. После этого у паренька появилась странная кривая усмешка.

В день получки у Старшого и ещё двух рабочих из шкафчиков пропали деньги. Невесту, студентку педучилища - которую он до потери идеологической невинности вообще-то слушался, дарил цветы, готовился поступить в школу рабочей молодёжи - напоил вином и лишил невинности физической. Через месяц бросил беременную...

Дальше-больше. А чего такого-то? Ленина-то нет. Если Ленина нет, то всё можно. Всё, значит, за деньги, из интересу.

Ходит искурсоводша по Третьяковке - то-сё, "Явление Христа народу", духовность, а сама перед мужиками сиськами трясёт. Образуется мощный устойчивый рефлекс. Само слово "культура" ассоциируется с чем-то противным, с обманом, причём обманом грубым, связанным с какими-то животными отправлениями. При словах "Моцарт", "Шекспир", "Толстой" хочется сказать "жопа".

Поскольку советская власть всячески поощряла доступ быдла в храмы наук и искусств, то паренёк с кривой ухмылкой вполне естественно попадал лет через 5-10 в какой-нибудь институт мировой литературы. Ведь его на понятное-то уже и тянуло. Это было родное, своё, так как он всех этих Петрарок и Байронов ПОНЯЛ, РАЗОБРАЛСЯ, и дрожи на вступительных экзаменах не было (перед говном-то?!).

Дальше всё было хорошо - сытое безделье, уважение. Угнетало только одно - что приходится всю жизнь заниматься ГАДОСТЬЮ, какой-нибудь фламандской живописью или немецкой философией. Поэтому посреди выспреннего словоблудия вольно или невольно постоянно прорывалась брезгливая ненависть: "спёр", "прихлебала", "художник от слова "худо", "фраернулся".

Если посмотреть на коллективные фотографии сотрудников советских гуманитарных институтов, то там, среди прочих типажей (местный стукач, "блатной", классный шут), вы всегда увидите криво улыбающегося и понимающе смотрящего в объектив "приземистого".

(С) Дмитрий Галковский

О КРАСОТЕ

Довольно легко убедить, что плохой человек - это человек хороший. Но практически невозможно убедить, что уродливый человек прекрасен.